Как трудовые мигранты из Средней Азии делают карьеру в России

Оцените материал
(2 голосов)

Двадцатичетырехлетний Джовид Гулджонов приехал в Москву в 2002 г. из Таджикистана. Кроме юридического образования, знания русского языка и желания работать у него ничего не было. Без московской прописки юридические фирмы брать его на работу не хотели, вспоминает Гулджонов. На родине Гулджонов успел поработать в прокуратуре на Памире, что помогло ему найти работу охранника в инкассаторской службе «Юниаструм банка». Полтора года спустя его уже повысили до управленческой должности. А в 2014 г. его позвали на работу конкуренты – так он стал директором по развитию платежной системы «Бэст». Он работает в московском офисе компании «Бэст» и отвечает за продвижение платежных продуктов в Узбекистане, Таджикистане и Киргизии.

Гении коммуникации

За последние четыре года число мигрантов, приезжающих в Россию в поисках лучшей работы и более высокого качества жизни, увеличилось на 40%. Примерно на две трети этот входящий поток состоит из граждан Узбекистана, Таджикистана и Киргизии. Несмотря на это, история Гулджонова – редкий случай, когда заезжему специалисту из Средней Азии удалось сделать карьеру в российском банке в 2000-х.

У работодателей есть предубеждение против таких сотрудников, замечает Рустам Барноходжаев, руководитель департамента по работе с ключевыми клиентами кадрового агентства «Юнити». А ведь работодатели могли бы использовать с выгодой некоторые качества и черты характера мигрантов, сетует он: «Выходцев из Средней Азии отличает прилежность, трудолюбие, уважение к старшим по званию, лояльность к работодателям, среди них практически не встречаются алкоголики». Приезжие специалисты, готовые работать сверхурочно и брать на себя больше задач, могли стать примером для других сотрудников и это опять же на руку работодателям, добавляет эксперт. К тому же приезжие часто работают за более низкую зарплату, на которую не соглашаются москвичи.

Более 1 млн разрешений на работу выдали миграционные службы в 2014 г., из них около 200 000 – высококвалифицированным специалистам. Вообще, мигрантов можно разделить на две категории, объясняет Барноходжаев: «Первые приезжают в Россию от отчаяния. Как правило, это низкоквалифицированный персонал, без образования, из аулов. Вторая категория – специалисты с высшим образованием, которые знают, что хотят, и приезжают сюда в поисках лучшей жизни и условий труда. В столичном Ташкенте средняя зарплата – 1000–1800 руб. в месяц даже у специалистов».

В российских компаниях есть юристы, выпускники вузов всех стран ближнего зарубежья, которые, начав с должности помощника юриста, доросли до партнеров фирмы, рассказывает Александр Трифонов, совладелец правового сервиса «48prav.ru». Такие карьеры строятся не быстро – за 7–10 лет – и только в том случае, если работодатель поддержит сотрудника. Те, кому важны не национальность, а квалификация и работоспособность, очень ценят таких работников, тем более что человек готов работать 24 часа в сутки, уточняет Трифонов. К тому же многие выходцы из Средней Азии и с Кавказа очень общительны, умеют найти подход к клиентам, что в юриспруденции порой важнее, чем формальное знание законов, уточняет он.

Непьющий ресурс

В России найти непьющего грузчика или добросовестного сотрудника швейного производства – гигантская проблема, признается Ольга Косец, владелица швейной фабрики «Софиано», которая производит школьную форму и мужские брюки. И трудовые мигранты помогают ее решить. «Несколько лет назад назад я буквально подобрала на Черкизовском рынке 18-летнего парнишку, узбека из Таджикистана. Взяла его на работу грузчиком», – говорит Косец. С тех пор он показал себя как отличный, преданный работник, которому можно доверять. Оптовая торговля начинается в 5 утра, и найти россиянина, готового приходить рано и трезво исполнять свои обязанности, разговаривать с клиентами без мата, было фактически невозможно. Обязанности грузчика постепенно расширились – кроме разгрузки-погрузки, он начал проводить приемку товара, общаться с клиентами и транспортными компаниями, а сейчас работает управляющим швейного производства в Краснодаре.

Нанимать мигрантов в 2015 г. стало проще: если раньше работодатели были вовлечены в получение документов, разрешающих иностранцу работать в России, то теперь мигранты из безвизовых стран должны делать это сами. С 1 января порядок трудоустройства мигрантов из Узбекистана, Таджикистана, Молдавии и с Украины кардинально изменился. Вместо разрешения на работу, которое оформляли компании-работодатели, человек сам получает патент, отмечает Дмитрий Кофанов, юрист по трудовому праву и гендиректор NS Consulting. Для получения патента мигрант должен собрать пакет документов – приобрести полис ДМС, сдать экзамен по русскому языку, истории России и знанию законов. Впрочем, нововведения породили и ограничения. «К примеру, мигранты, получившие патент на работу только в Москве, не могут ездить в командировки даже в Московскую область или в другой город – для этого надо получить патент в этом субъекте», – объясняет Кофанов.

Вывести из тени

Мигранты, которые приехали только с целью заработать, – это, как правило, временщики и их потолок роста – одна-две позиции в карьерной лестнице, убеждены многие работодатели. А ведь среди них встречаются звезды-профессионалы, напоминает Барноходжаев. «Но у нас принято всех мести одной метлой, и под эту метлу попадают порой такие профессионалы уже на этапе отбора», – добавляет он.

Именно поэтому многие мигранты выбирают карьеру предпринимателя. Марсель Салахунов из Киргизии начал свой трудовой путь в Москве тоже с должности охранника, только в кафе. Амбиции не позволили ему долго засиживаться в охранниках. Уже через полгода он вместе с братом Маратом организовал собственное дело. «Купили две пилы, нашли работников и начали предлагать свои услуги по ремонту на строительных рынках», – рассказывает он. Занимались всем: устанавливали двери и сантехнику, перестилали ламинат, ремонтировали все, что угодно, вешали гардины, вывозили из квартир старую бытовую технику. Постепенно бизнес вырос, два года спустя оборот достиг 1 млн руб. в месяц. Салахунов получил гражданство РФ, а в его сервисной службе «Мастер на дом» сейчас 50 рабочих бригад.

Два месяца назад Салахунов запустил новый сервис, призванный помочь мигрантам адаптироваться в России, – пластиковую карту «Социальная карта гостя России «Евразия», вложив в проект $150 000 собственных средств. Более 5000 человек стали держателями карты. Она позволяет получать юридическую и медицинскую помощь круглосуточно, услуги по кредитованию, денежным переводам, трудоустройству, оформлению сертификатов по русскому языку и проч. К примеру, к карте можно подключить услугу «Поговорите с моим адвокатом»: человек, плохо говорящий по-русски или просто чувствующий себя неуверенно в трудной ситуации, может набрать номер адвоката – и тот будет говорить от его имени. Цена карты – от 500 руб. на три месяца. Партнерами сервиса стали МТС, Интеркоммерцбанк, Visa, «ВТБ страхование», ВСК. «Напряженное отношение к мигрантам связано с тем, что многие из них находятся вне правового поля, и мы стараемся вывести их из тени», – замечает Салахунов. Сейчас из 200 000 специалистов-мигрантов до управляющих позиций дорастают немногие. Но если усилия самих мигрантов поддержат еще и работодатели – огромный человеческий ресурс можно будет использовать более эффективно.

Источник: Ведомости

Custom Feeds
HR&Trainings EXPO 2017: Развивайся и будь в ТОПе
Хотите быть лучшим? Тогда не пропустите HR-событие года!

Бесценные инструменты, полезные знакомства, море идей и вдохновения для вашего профессионального развития

#HRexpo
HR&Trainings EXPO 2017: Развивайся и будь в ТОПе
Хотите быть лучшим? Тогда не пропустите HR-событие года!

Бесценные инструменты, полезные знакомства, море идей и вдохновения для вашего профессионального развития

#HRexpo

HR & Trainings EXPO 2017 - Ключевое событие на рынке управления персоналом. 18-20 сентября

Экспозиция ведущих поставщиков отрасли HR: развитие, оценка, привлечение, мотивация, обучение, корп.культура и не только. Более 150 стендов.